Игорь Терещенко «Последний решительный довод»

Igor'-Tereshhenko-Poslednij-reshitel'nyj-dovod

Игорь Терещенко Последний решительный довод 40×30 хм 2016 г

 

Художники,  они как индикаторы истории. Я бы таким образом создавал школьную программу, когда  все основные знания преподавали бы в одном информационном сгустке. История, география, математика, биология, химия, философия, всё бы это рассматривать с точки зрения современного искусства, соответствующего тому времени. Как понять? Допустим, времена каменного века. Как тогда рисовали, что  рисовали, о чём тогда писали? И тут всё, что известно о знаниях людей первобытного периода, надо рассказывать ученикам. И так далее по всем временным градациям. Пусть это будет не десять классов, а, допустим, двадцать. Зато к выпускному классу уже не надо будет получать никакого высшего образования. Ибо человек будет знать уже всё, что будет известно на тот период настоящей истории. Дальше он уже будет сам творить новое.

Эта картина Игоря Терещенко как раз подошла бы к недавно произошедшей истории, случившейся в Чёрном море. Зашел туда современный американский крейсер. А по международному морскому праву делать этого ему не стоило бы. Современное оборудование навигации таких кораблей давно уже не на лампах, и, наверное, даже не на транзисторах. Российские средства радиоразведки, которыми совсем недавно хвалился наш президент, ослепили этот корабль напрочь. Ни стрелять, ни плыть. Говорят,  что после того, как этот крейсер вернулся в порт прописки, половина команды навсегда ушла из ВМФ США. А ведь там этот род войск такой же  престижный, как у нас ВДВ.

Тут автор картины словно говорит непонятливым янки: “Вы не смотрите на то, что у нас военный бюджет в десять раз меньше, чем у вас, имейте ввиду, что мы вас и рогатками при необходимости застращаем”.

После последних публичных заявлений я, например, слушал и внутренне напрягался от силы российского оружия. Слова, направленные на ту сторону, почему-то казались мне направленными и на меня. Так, помню, в уличных разборках стояли две дворовых или с двух районов города команды пацанов,  и двое «брали на слово». Кто больше жути нагонит, те, бывало, и выигрывали. Ей, ей, не вру! Сила слов, то ли по фене, то ли каких-то еще неведомых жаргонизмов, била в мозг пацанам сильнее, чем прямой удар в челюсть. И слыша вот эти выступления, я словно снова услышал то состояние опасности, как из далекого уже подзабытого уличного детства.

Всё-таки, может быть, регион у нас такой, или люди у нас такие. Но как бы нас тут ни пытались разъединить, а это замечают многие мои

друзья из других городов, что в Екатеринбурге-Свердловске люди больше независимы в своих суждениях. Некоторые политики называют нас дебилами или бесами, но это же политики, у которых нет ничего святого, так вот, чего нам тут терять? Поэтому мы и такие тут. Нас на испуг не взять, словами не убрать. Скорее мы это можем сделать, и делаем при необходимости. Лучше нас не злить. Целее будете. Так получилось, что автор картины, иллюстрируя этот инцидент в черноморском бассейне, нечаянно показал вообще нашу позицию ко всем поползновениям, и внешним и внутренним контрикам. Рогаток  у нас на всех хватит. Не доводите нас до крайнего довода!

Если понравилась статья, подписывайтесь на мой сайт и делитесь им.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.